009.jpg
The Russian Battlefield
003.jpg
Главная Статьи Бронезащита советских средних танков
Сейчас 117 гостей онлайн


Яндекс цитирования

Бронезащита советских средних танков

Печать
Автор: Андрей Кравченко
Впервые опубликовано 03.03.2010 14:32
Последняя редакция 28.09.2011 10:34
Материал читали 17534 человек

Для решения основных задач танков ЭРУ, то есть для уничтожения открыто расположенной живой силы противника, тыловых учреждений и органов управления, уровня бронирования и огневой мощи танков Т-34-85 (впрочем, как и Т-34) вполне хватало, так как огневые возможности вражеских войск в подобной ситуации были резко ограничены. Даже появление ручных пехотных ПТС ("фаустпатронов" и т.д.) ситуацию кардинально не изменило.

Что касается действий по отражению контрударов танковых группировок противника и прорыва его промежуточных оборонительных рубежей, то к 1944 г. бронетанковое ядро советских подвижных соединений дополнялось уже весьма крупными силами самоходной и буксируемой артиллерии. При самостоятельном прорыве промежуточных оборонительных рубежей противника в 1944-45 гг. советские танковые армии могли выставить 500-700 артиллерийских стволов различного калибра и до 100 реактивных установок. Это создавало плотность артогня вполне достаточную для подавления слабо организованной системы противотанкового огня.

Более того, наличие крупных сил мотопехоты (в танковой армии обычно имелся механизированный корпус, в каждый танковый корпус входила мотострелковая бригада, а в танковую бригаду - моторизованный пехотный батальон ), позволяло не только очищать захваченную местность от мелких групп вражеских солдат и удерживать в своих руках ключевые точки, но и обеспечивало прорыв промежуточных рубежей в темное время суток, что практически исключало прицельное ведение огня по танкам.

Вершиной искусства ввода танковых соединений в сражение стала Белорусская операция, в которой за счет достижения стратегической и оперативной внезапности, создания высоких плотностей стрелковых войск, артиллерии, танков и широкого применения новых тактических приемов мощная германская позиционная оборона была взломана на всю глубину силами общевойсковых армий, а 5-я гв. ТА и большинство отдельных танковых корпусов были введены в "чистый" прорыв. То есть уже за пределами подготовленной германской ПТО. В итоге танковые группировки, сохранившие штатную численность развили столь высокие темпы наступления (50-70 км в сутки), что успели замкнуть кольцо не только вокруг ближайших Бобруйской и Витебской группировок противника, но и вокруг 100-тысячной Минской группировки.

Для борьбы с вражескими танками при отражении германских контрударов в составе каждого танкового корпуса, начиная с 1944г. имелось три самоходно-артиллерийских полка (легкий на СУ-76, средний - СУ-85 и СУ-100, тяжелый - ИСУ-122 и ИСУ-152, по 21 машине в каждом), а в каждой танковой бригаде - батарея буксируемых противотанковых орудий. Причем в течении 1944 г. во всех противотанковых артиллерийских подразделениях танковых армий "сорокапятки" были заменены на 57-мм и 76-мм ПТП ЗИС-2 и ЗИС-3, а в самом конце войны начался переход к 100-мм БС-3.

Такие значительные противотанковые силы во взаимодействии с крупными силами мотопехоты и подвижными отрядами установки противотанковых заграждений были в состоянии на какое-то (пусть непродолжительное) время сковать даже очень сильную контрударную группировку противника, тем самым давая своим танкам возможность отсекать ее тылы и наносить удары по флангам. В результате основная часть Т-34 нацеливалась не на встречное лобовое столкновение с новыми германскими толстобронными танками, что было чревато тяжелыми потерями, а на решение оптимальных для себя и убийственных для контрударной группировки противника задач по разгрому его тылов и органов управления, уничтожению его мотопехоты и артиллерии, нарушении коммуникаций. Такой способ отражения контрударов танковых группировок оказался очень эффективным. После относительно неудачного сражения в районе Богодухова в 1943 г. наши танковые армии, действуя именно так, выиграли все танковые сражения в оперативном тылу противника.

Классическим считается встречное танковое сражение в районе Кельце в 1945 г. В ходе двухдневного встречного танкового сражения 4-й ТА (576 танков) с немецким 24-м ТК (свыше 400 танков) в районе Кельце во время проведения Сандомиро-Силезской операции, успех был предрешен активными маневренными действиями передовых отрядов 4 -й ТА. Не имея возможности остановить противника, наши танкисты фланговым огнем из засад и укрытий вынудили его развернуться в боевые порядки задолго до намеченного рубежа. Поэтому вражеские дивизии вступили в бой разновременно, их атаки оказались несогласованны, а фланги открыты. Это позволило корпусам 4-й ТА, прикрывшись с фронта мотопехотой, противотанковой артиллерией, минно-взрывными заграждениями и частью танков, главными силами нанести удар по промежуткам в боевых порядках немецких танковых дивизий. Германский 24-й ТК оказался рассеченным на части, охваченные с флангов и отрезанные от тылов. В этих условиях вражеские танки быстро потеряли боеспособность и начали отходить по расходящимся направлениям. В результате 24-й ТК перестал существовать, как отдельное бронетанковое соединение, в то время как 4-я ТА продолжила наступление. Такая тактика устраняла превосходство "Тигров" и "Пантер" над Т-34 в дуэльном бою. Обходные и охватывающие маневры позволяли "тридцатьчетверкам" максимально использовать свое преимущество в подвижности над противником.

Можно сказать, что оперативно-тактическая подвижность "тридцатьчетверок" в этот период стала наиболее важным видом их защиты. Достаточно напомнить о том, что в ходе Висло-Одерской операции танковые армии 1-го Белорусского фронта преодолели 11 (!) хорошо подготовленных промежуточных рубежей обороны и укрепленных районов в оперативной глубине германской обороны. Советские танки наступали столь стремительно, что противник успел занять войсками только 1 промежуточный рубеж и 1 укрепрайон, да и то лишь частично. В итоге, пройдя за 16 дней боев около 700(!) км, 1-я и 2-я гв. ТА потеряли менее 40% танков, причем около 30% от общих потерь составляли небоевые потери. Понятно, что если бы противник не был упрежден в полноценном занятии хотя бы одного из этих рубежей, такие потери могли бы стать платой за прорыв только этого рубежа. Например, боевые потери в 1-й гв. ТА в Висло-Одерской операции распределились следующим образом: от огня артиллерии 63,1 %, от мин - 5,3 %, от авиации - 10,5 %, от ручных пехотных ПТС - 20%, от прочих средств - 1,1%. Процентное соотношение общих и безвозвратных потерь танков и САУ в танковых армиях, участвовавших в Висло-Одерской операции (кроме 1-й гв. ТА): 2-я гв. ТА общие потери 36%, безвозвратные - 10%; 3-я гв. ТА - общие потери - 56,4%, безвозвратные - 19,8%; 4-я ТА - общие потери - 56%, безвозвратные 15,7%.



 
Оцените этот материал:
(26 голосов, среднее 4.08 из 5)

Комментарии 

 
+2 #4 Георгий Георгиевич 20.08.2012 16:12
Сама статья это плохая (возможно просто первая для автора) попытка анализа Боевой живучести танка Т-34. Именно боевой живучести, поскольку это комплексное определение включающее в себя бронирование, снарядостойкост ь, ходовые характеристики, надежность, долговечность ремонтопригодно сть и разумееться огневая мощь,а также боевое применение.
Если автор подошел бы именно с таких позиций то его статья получилась более упорядоченной и логически стройной.Да, в стать есть факты, и рассуждения по поводу бронестойкости, надежности, но они хаотичны, зачастую не полные. И не дают общей картины о живучести танка.
 
 
+1 #3 Георгий Георгиевич 20.08.2012 15:36
Цитирую begemot31:
Т-34 имел одну неприятную особенность - наличие баков внутри боевого отделения. "Болванка", попадая в них неизбежно вызывала пожар (при полных баках) или внутренний взрыв при неполных. Последствия взрыва баков - оторванный лобовой лист при стоящей на месте башне, которую срывало только при детонации боекомплекта.
Т-34 - единственный средний танк в котором можно было поразить бак выстрелом с лобовой проекции.

[То есть 50-мм орудия Pak 38 и танки Pz-III с 50-мм пушкой KwK 39 могли успешно бороться с «тридцатьчетвер кой» лишь в благоприятных для себя условиях (например, фланговый огонь с близких дистанций, засады).]

Сие высказывание очень удивляет. У Т-34 броня "кругом" 45 мм. Специального усиления лобовой брони не было из-за большой нагрузки на передние катки. Углы наклона лобовой и бортовой брони отличались не сильно и бронестойкость их была близкой.



По поводу баков - их не было в передней части корпуса танка, да они были в боевом отделении около МТО, что конечно уменьшает шансы экипажа(и да они взрывались). Топливные баки спереди (где место стрелка-радиста)появили сь на танке Т-54.

По поводу снарядов:
Автор описывает действие остроголовых и подкалиберных снарядов для 50-мм пушек (правда не говориться какие точно, были с длиной ствола 40 или 60 калибров).
А вы описываете тупоголовыхснар ядов с балистическим наконечником - это основной боеприпас 75 - 88 мм орудий.

Что касаеться наклона брони:
Угол наклона верхней лобовой детали корпуса - 60 гр. к нормали. И приведенная толщина брони состовляет 45/сos(60)=90мм.
Угол наклона верхней бортовой детали - 40гр. Для нее приведенная толщина равна 45/cos(40)= 58,8 мм.
 
 
+3 #2 Виктор 16.05.2011 18:22
На мой взгляд, статья представляет из себя череду крайне спорных утверждений, предложенных читателю в виде аксиом. Произвольно выбранная страница, скажем 6-я, сразу же вызывает ряд замечания. Но достаточно упомянуть следующее, см. текст:
[Классическим считается встречное танковое сражение в районе Кельце в 1945 г. В ходе двухдневного встречного танкового сражения 4-й ТА (576 танков) с немецким 24-м ТК (свыше 400 танков) в районе Кельце во время проведения Сандомиро-Силезской операции, успех был предрешен активными маневренными действиями передовых отрядов 4 -й ТА.]
На самом деле успех был в наибольшей степени предрешен количественным превосходством войск 1 Укр. фронта в танках, сау и стволах ПТА.
Такое впечатление, что автор не в курсе, что помимо 4 ТА Лелюшенко в отражении попытки 16 ТД из танкового корпуса Неринга контратаковать из района юго-восточнее Кельца принимали активное участие войска 13 А Пухова и, частично, 3 Гв.А Гордова. Во всяком случае, при формулировке своих выводов он явно игнорирует наличие в составе двух упомянутых общевойсковых советских армиях частей ПТА, а также танковых и самоходно-артиллерийских частей и соединений, находившихся в армейском подчинении. Например, к началу наступления в состав 13 А входили 3 отдельных танковых полка (из них один тяжелый) и 4 самоходно-артиллерийских (один тяжелый). В подчинения командующего 3 Гв. А имелся целый танковый корпус, 25-й, а также 1 отбр, 1 отп, 3 сап (один тяжелый). Именно 111 ТБр (при поддержке 262 Гв.тсап, 25 ТК) обошла 16 ТД немцев с северо-востока и чуть не замкнула кольцо окружения.
Вместе с тем танковый полк 17 ТД, также входившей в 24 ТК, вообще находилась в 30 км. к югу от Кельце (в котором располагался штаб дивизии), и ему пришлось столкнуться уже с танками Рыбалко (3 Гв. ТА), полоса наступления которых находилась южнее 4 ТА.
Разумеется, упоминание только “576 танков” у советской стороны является безбожным искажением реальности. Даже если допустить, что половина ТПП (и сау) 13 и 3 Гв. армий к обеду 12.01.1945 были подбиты и уничтожены, то сотне танков 16 ТД в районе Кельце пришлось отбиваться от не менее 850-880 советских бронемашин.
Кстати, о какой Сандомиро-Силезской операции говорит автор? В то же самое время и в тех же самых краях проводилась СандомирСКо-Силезская фронтовая наступательная операция (как составная часть Висло-Одерской стратегической наступательной) . Это не мелочные придирки к опечаткам, отнюдь. Очевидно, что с рядом вопрос, которые автор подвергает анализу, он знаком поверхностно.
 
 
+1 #1 begemot31 26.01.2011 18:19
[Большие углы наклона бронелистов корпуса «тридцатьчетвер ки» обуславливали высокую вероятность — 35-65% (в зависимости от угла обстрела) рикошета остроголовых сердечников германских БПС. Кроме того в каждом третьем случае пробития брони Т-34 немецким 50-мм подкалиберным снарядом его заброневое действие оказывалось недостаточным для вывода экипажа и машины из строя.]
Т-34 имел одну неприятную особенность - наличие баков внутри боевого отделения. "Болванка", попадая в них неизбежно вызывала пожар (при полных баках) или внутренний взрыв при неполных. Последствия взрыва баков - оторванный лобовой лист при стоящей на месте башне, которую срывало только при детонации боекомплекта.
Т-34 - единственный средний танк в котором можно было поразить бак выстрелом с лобовой проекции.
Большие углы наклона брони заставили немцев применять снаряды, нормализующиеся при попадании в броню (т.е. поворачивающихс я при попадании и пробивающие броню под углом близким к нормали). Отверстия выглядели так, как будто стреляли сверху.

[То есть 50-мм орудия Pak 38 и танки Pz-III с 50-мм пушкой KwK 39 могли успешно бороться с «тридцатьчетвер кой» лишь в благоприятных для себя условиях (например, фланговый огонь с близких дистанций, засады).]

Сие высказывание очень удивляет. У Т-34 броня "кругом" 45 мм. Специального усиления лобовой брони не было из-за большой нагрузки на передние катки. Углы наклона лобовой и бортовой брони отличались не сильно и бронестойкость их была близкой.
 

Добавить комментарий

Комментарии от незарегистрированных читателей будут видны на сайте только ПОСЛЕ проверки модератором. Так что заниматься спамом и хулиганством бессмысленно.

Защитный код
Обновить