017.jpg
The Russian Battlefield
002.jpg
Главная Статьи Бронезащита советских средних танков
Сейчас 57 гостей онлайн


Яндекс цитирования

Бронезащита советских средних танков

Печать
Автор: Андрей Кравченко
Впервые опубликовано 03.03.2010 14:32
Последняя редакция 28.09.2011 10:34
Материал читали 17615 человек

Анализ участия танковых армий в прорыве хорошо подготовленной позиционной обороны в качестве основной причины невысокой результативности их действий и понесенных ими крупных потерь летом 1943 г., указывал на наличие тактических резервов в повышении уровня боевой живучести Т-34 и эффективности их применения в предстоящих широкомасштабных операциях. Практически была поставлена задача исключения участия танковых армий в прорыве тактической зоны обороны (в идеале вплоть до введения их в "чистый" прорыв) за счет увеличения плотностей тяжелых танков НПП, артиллерии РГК и других средств усиления стрелковых соединений на участках прорыва.

Кроме того, имелись и значительные организационные резервы повышения оперативно-тактических возможностей и снижения потерь танковых объединений в наступательных операциях. Так, в целях наращивания огневых (в частности, противотанковых) возможностей крупных танковых формирований в их организацинно-штатную структуру планировалось ввести значительные силы САУ и реактивных установок.

Все вышеперчисленное позволяло сделать вывод, что в конце 1943 г. вариант решения задачи повышения боевых свойств среднего танка путем модернизации серийного Т-34 по-прежнему имел подавляющее преимущество в стратегическом плане, а недостатки оперативно-тактического характера могли быть сведены на нет с помощью нетехнических мероприятий. В итоге вариант с новым средним танком был отклонен в пользу модернизации Т-34.

Основой модернизации стала установка на Т-34 новой трехместной башни с 85-мм пушкой. Понятно, что при реализации этой программы модернизации, все мероприятия по повышению уровня защищенности машины, возможные в данных весовых границах, были направлены на повышение противоснарядной стойкости башни. Основа башни Т-34-85 отливалась из бронестали 71Л, обладающей гораздо более высокими литейными качествами, чем ранее применявшаяся для производства литых бронеоснов башен Т-34 сталь МЗ-2 (которая вообще-то не предназначалась для бронелитья). Использование новой высоколегированной стали с большей прокаливаемостью, позволило решить не только ряд технологических проблем, но и позволило добиться хорошего с точки зрения снарядостойкости сочетания геометрии башни и свойств бронестали.

Габаритная толщина лобовой части новой башни была увеличена сначала до 75 мм, а потом и до 90 мм. С конструктивно-технологической позиции столь значительный прирост толщины брони можно рассматривать как значительный успех. Но в 1944 г. при обстреле под курсовыми углами близкими к 0° такое бронирование обеспечивало непробитие башни основными германскими ПТС, лишь начиная с дальностей 800-2000 м. На самом деле, такое увеличение толщины лобовой части башни имело большое значение не для прироста стойкости, а влияло на выживаемость экипажа и сохранность оборудования при пробитии брони (особенно актуально это было при пробитии брони кумулятивными и подкалиберными боеприпасами, так как их заброневое действие особенно сильно зависело от защищающей толщины пробиваемой преграды).

Увеличение толщины бортовой части башни Т-34-85 до 75 мм дало куда больший эффект. В сочетании с конструктивным углом наклона башенных бортов такая толщина обеспечивала защиту от БС наиболее массовой 75-мм противотанковой пушки вермахта Pak 40 в диапазоне курсовых углов до ±40° на дальности 500 м. При этом, вследствие снижения опасности "проломного закусывания" (резкой нормализации снаряда, вызванного внедрением его головной части в бронепреграду, ввиду ослабления стойкости ее лицевых слоев из-за недостаточной толщины) при малых курсовых углах обстрела, значительно расширился диапазон углов рикошетирования. Это значительно повышало вероятность непоражения Т-34-85 при облическом (т.е. под углом) обстреле на дальностях, на которых огонь его собственного орудия по целям типа "ПТП на неподготовленной позиции" был наиболее эффективен.

Надо признать, что такое использование остававшегося весового резерва (порядка 1,5 тонн) было вполне рациональным. Но гораздо большее значение для повышения боевой живучести танка Т-34-85 имело не повышение бронезащиты башни, а размещение в ней 3-го члена экипажа, что избавляло командира танка от функций наводчика и помогало полностью сосредоточиться на наблюдении за полем боя, поиске целей и оценке обстановки. В результате действенность упреждающего и ответного огня Т-34-85 по танкоопасным целям, эффективность его противоартиллерийского маневра возросли. Таким образом, рост эффективности танкового огня и маневра обуславливали снижение потерь "тридцатьчетверок".

Ход сражений 1944 г. показал, что решение об отказе от производства нового среднего танка было правильным. Благодаря введению в производство модификации Т-34-85, а не перехода к выпуску Т-43, удалось сохранить темпы производства средних танков. Результатом чего явилась возможность для советского командования полностью укомплектовать матчастью крупные танковые формирования на различных стратегических направлениях. Противник, вынужденный равномерно "размазать" свои резервы по всему фронту в ходе летне-осенней кампании 1944 г. не смог отразить наступления Красной Армии ни на одном стратегическом направлении. Удалось использовать тактические и организационные резервы повышения боевой живучести и эффективности применения "тридцатьчетверок". В 1944 году, были учтены ошибки летней кампании 1943 г. и выработаны более рациональные способы прорыва германской тактической обороны.

Весной 1944 г. противник не имел на правобережной Украине хорошо подготовленной тактической зоны обороны. Немцы просто не успевали ее оборудовать. Это позволило советским танковым соединениям сохранять свою ударную мощь для действий в оперативной глубине. В результате они буквально "разорвали" германский фронт в клочья на юго-западном направлении в ходе Корсунь-Шевченковской, Проскуровско-Черновицкой и Уманско-Ботошанской операций. Глубина продвижения танковых армий составила 220-370 км, а максимальные темпы наступления в условиях сильной весенней распутицы достигали 30-65 км в сутки. При этом, на вооружении танковых армий состояли в основном все те же Т-34-76.

Летом 1944 года четко обозначились тенденции к росту глубины ввода в сражение советских танковых соединений. С позиции боевой живучести это означало постоянное снижение плотностей противотанковой обороны противника на рубежах, преодолеваемых танками ЭРУ. В результате потери советских танковых армий на начальном этапе операций в 1944 г., в среднем, снизились с 30-40% до 15-20%. Следовательно, для действий в оперативной глубине построения вражеских войск, характеризуемой наименьшей плотностью ПТО противника и наименее благоприятными условиями боя для его ПТС, сохранялось уже до 80-85% советских танков.



 
Оцените этот материал:
(26 голосов, среднее 4.08 из 5)

Комментарии 

 
+2 #4 Георгий Георгиевич 20.08.2012 16:12
Сама статья это плохая (возможно просто первая для автора) попытка анализа Боевой живучести танка Т-34. Именно боевой живучести, поскольку это комплексное определение включающее в себя бронирование, снарядостойкост ь, ходовые характеристики, надежность, долговечность ремонтопригодно сть и разумееться огневая мощь,а также боевое применение.
Если автор подошел бы именно с таких позиций то его статья получилась более упорядоченной и логически стройной.Да, в стать есть факты, и рассуждения по поводу бронестойкости, надежности, но они хаотичны, зачастую не полные. И не дают общей картины о живучести танка.
 
 
+1 #3 Георгий Георгиевич 20.08.2012 15:36
Цитирую begemot31:
Т-34 имел одну неприятную особенность - наличие баков внутри боевого отделения. "Болванка", попадая в них неизбежно вызывала пожар (при полных баках) или внутренний взрыв при неполных. Последствия взрыва баков - оторванный лобовой лист при стоящей на месте башне, которую срывало только при детонации боекомплекта.
Т-34 - единственный средний танк в котором можно было поразить бак выстрелом с лобовой проекции.

[То есть 50-мм орудия Pak 38 и танки Pz-III с 50-мм пушкой KwK 39 могли успешно бороться с «тридцатьчетвер кой» лишь в благоприятных для себя условиях (например, фланговый огонь с близких дистанций, засады).]

Сие высказывание очень удивляет. У Т-34 броня "кругом" 45 мм. Специального усиления лобовой брони не было из-за большой нагрузки на передние катки. Углы наклона лобовой и бортовой брони отличались не сильно и бронестойкость их была близкой.



По поводу баков - их не было в передней части корпуса танка, да они были в боевом отделении около МТО, что конечно уменьшает шансы экипажа(и да они взрывались). Топливные баки спереди (где место стрелка-радиста)появили сь на танке Т-54.

По поводу снарядов:
Автор описывает действие остроголовых и подкалиберных снарядов для 50-мм пушек (правда не говориться какие точно, были с длиной ствола 40 или 60 калибров).
А вы описываете тупоголовыхснар ядов с балистическим наконечником - это основной боеприпас 75 - 88 мм орудий.

Что касаеться наклона брони:
Угол наклона верхней лобовой детали корпуса - 60 гр. к нормали. И приведенная толщина брони состовляет 45/сos(60)=90мм.
Угол наклона верхней бортовой детали - 40гр. Для нее приведенная толщина равна 45/cos(40)= 58,8 мм.
 
 
+3 #2 Виктор 16.05.2011 18:22
На мой взгляд, статья представляет из себя череду крайне спорных утверждений, предложенных читателю в виде аксиом. Произвольно выбранная страница, скажем 6-я, сразу же вызывает ряд замечания. Но достаточно упомянуть следующее, см. текст:
[Классическим считается встречное танковое сражение в районе Кельце в 1945 г. В ходе двухдневного встречного танкового сражения 4-й ТА (576 танков) с немецким 24-м ТК (свыше 400 танков) в районе Кельце во время проведения Сандомиро-Силезской операции, успех был предрешен активными маневренными действиями передовых отрядов 4 -й ТА.]
На самом деле успех был в наибольшей степени предрешен количественным превосходством войск 1 Укр. фронта в танках, сау и стволах ПТА.
Такое впечатление, что автор не в курсе, что помимо 4 ТА Лелюшенко в отражении попытки 16 ТД из танкового корпуса Неринга контратаковать из района юго-восточнее Кельца принимали активное участие войска 13 А Пухова и, частично, 3 Гв.А Гордова. Во всяком случае, при формулировке своих выводов он явно игнорирует наличие в составе двух упомянутых общевойсковых советских армиях частей ПТА, а также танковых и самоходно-артиллерийских частей и соединений, находившихся в армейском подчинении. Например, к началу наступления в состав 13 А входили 3 отдельных танковых полка (из них один тяжелый) и 4 самоходно-артиллерийских (один тяжелый). В подчинения командующего 3 Гв. А имелся целый танковый корпус, 25-й, а также 1 отбр, 1 отп, 3 сап (один тяжелый). Именно 111 ТБр (при поддержке 262 Гв.тсап, 25 ТК) обошла 16 ТД немцев с северо-востока и чуть не замкнула кольцо окружения.
Вместе с тем танковый полк 17 ТД, также входившей в 24 ТК, вообще находилась в 30 км. к югу от Кельце (в котором располагался штаб дивизии), и ему пришлось столкнуться уже с танками Рыбалко (3 Гв. ТА), полоса наступления которых находилась южнее 4 ТА.
Разумеется, упоминание только “576 танков” у советской стороны является безбожным искажением реальности. Даже если допустить, что половина ТПП (и сау) 13 и 3 Гв. армий к обеду 12.01.1945 были подбиты и уничтожены, то сотне танков 16 ТД в районе Кельце пришлось отбиваться от не менее 850-880 советских бронемашин.
Кстати, о какой Сандомиро-Силезской операции говорит автор? В то же самое время и в тех же самых краях проводилась СандомирСКо-Силезская фронтовая наступательная операция (как составная часть Висло-Одерской стратегической наступательной) . Это не мелочные придирки к опечаткам, отнюдь. Очевидно, что с рядом вопрос, которые автор подвергает анализу, он знаком поверхностно.
 
 
+1 #1 begemot31 26.01.2011 18:19
[Большие углы наклона бронелистов корпуса «тридцатьчетвер ки» обуславливали высокую вероятность — 35-65% (в зависимости от угла обстрела) рикошета остроголовых сердечников германских БПС. Кроме того в каждом третьем случае пробития брони Т-34 немецким 50-мм подкалиберным снарядом его заброневое действие оказывалось недостаточным для вывода экипажа и машины из строя.]
Т-34 имел одну неприятную особенность - наличие баков внутри боевого отделения. "Болванка", попадая в них неизбежно вызывала пожар (при полных баках) или внутренний взрыв при неполных. Последствия взрыва баков - оторванный лобовой лист при стоящей на месте башне, которую срывало только при детонации боекомплекта.
Т-34 - единственный средний танк в котором можно было поразить бак выстрелом с лобовой проекции.
Большие углы наклона брони заставили немцев применять снаряды, нормализующиеся при попадании в броню (т.е. поворачивающихс я при попадании и пробивающие броню под углом близким к нормали). Отверстия выглядели так, как будто стреляли сверху.

[То есть 50-мм орудия Pak 38 и танки Pz-III с 50-мм пушкой KwK 39 могли успешно бороться с «тридцатьчетвер кой» лишь в благоприятных для себя условиях (например, фланговый огонь с близких дистанций, засады).]

Сие высказывание очень удивляет. У Т-34 броня "кругом" 45 мм. Специального усиления лобовой брони не было из-за большой нагрузки на передние катки. Углы наклона лобовой и бортовой брони отличались не сильно и бронестойкость их была близкой.
 

Добавить комментарий

Комментарии от незарегистрированных читателей будут видны на сайте только ПОСЛЕ проверки модератором. Так что заниматься спамом и хулиганством бессмысленно.

Защитный код
Обновить