009.jpg
The Russian Battlefield
004.jpg
Главная Статьи Бронезащита советских тяжелых танков
Сейчас 116 гостей онлайн


Яндекс цитирования

Бронезащита советских тяжелых танков

Печать
Автор: Андрей Кравченко
Впервые опубликовано 02.02.2010 19:32
Последняя редакция 17.01.2016 19:23
Материал читали 17317 человек

Развитие бронезащиты и боевой живучести тяжелых танков "ИС"

К лету 1943 г. германская промышленность вела полномасштабное перевооружение танковых, противотанковых и пехотных подразделений вермахта. Основными калибрами немецкой противотанковой артиллерии стали 75-мм и 88-мм артсистемы. Танковая артиллерия вермахта пополнилась 88-мм орудием KwK 36 (устанавливалась на тяжелый танк качественного усиления "Тигр") и новой длинноствольной 75-мм пушкой KwK 42 (устанавливалась ня тяжелый танк "Пантера"). В боекомплекте этих орудий наряду с калиберными бронебойными снарядами (БС) с улучшенной аэродинамикой имелись, хотя и в небольших количествах, подкалиберные и кумулятивные боеприпасы. Бронепробиваемость этих ПТС, для тех времен была просто феноменальной.

Бронепробиваемость основных ПТС вермахта 1943-1944гг.
Средство ПТОТип снарядаДальность (м)Угол наклона брони (гр. от вертикали)Толщина пробиваемой брони (мм)
75-мм пушка KwK 40\L48 Бронебойно-трассирующий 500 30 95
1000 30 85
Подкалиберный 500 30 120
1000 30 95
75-мм пушка KwK 42\L70 Бронебойно-трассирующий 500 30 125
1000 30 110
Подкалиберный 500 30 175
1000 30 150
88-мм пушка KwK 36 Бронебойно-трассирующий 500 30 110
1000 30 100
Подкалиберный 500 30 155
1000 30 140
Кумулятивный - 0 1,2 клб. (ок.100 мм)*

* - несовершенство кумулятивных боеприпасов времен Второй Мировой Войны приводило к большому разбросу их реальной бронепоражающей способности, поэтому их бронепробиваемость оценивали в калибрах.

М.Свирин "Тяжелые танки ИС"

В то же время завершился переход вермахта к качественно новым принципам построения тактической обороны. Еще в середине 1942 года она представляла из себя слабо эшелонированную (глубина 3-4 км) систему опорных пунктов и отдельных узлов сопротивления. Теперь же тактическая зона обороны германских войск, строилась как сплошная и эшелонированная в глубину. Главная полоса обороны состояла из 3-х позиций, каждая из которых в свою очередь, состояла из 2-3-х рядов сплошных траншей, с плотным пехотным и артиллерийским заполнением. Перед передним краем и в глубине широко применялись инженерные заграждения. Плотность обороны колебалась от 12 км до 4 км на дивизию (с такой плотностью, например вермахт наступал в Польше и Франции). На удалении 10-15 км от переднего края главной полосы создавалась вторая полоса обороны.

Понятно, что прорыв такой обороны был очень сложной задачей. Но без ее решения наступательная операция не могла получить развития. Для вывода на оперативный простор подвижных соединений ЭРУ (эшелон развития успеха) требовалось, чтобы на всю глубину тактической зоны обороны противника была пробита брешь.

Бронепробиваемость сверхмощных ПТС вермахта, получивших ограниченное распространение в 1944 г.
Средство ПТОТип снарядаДальность (м)Угол наклона брони (гр. от вертикали)Толщина пробиваемой брони (мм)
88-мм пушка КwК 43 Бронебойно-трассирующий 500 30 215
1000 30 165
Подкалиберный 500 30 190
1000 30 190
88-мм пушка Pak 43\41 Бронебойно-трассирующий 500 0 215
500 30 190
1000 0 180
1000 30 165
Подкалиберный 500 0 275
500 30 220
128-мм пушка Pak 44 Бронебойно-трассирующий 500 0 220
1000 0 205

Впервые с задачей взлома глубоко эшелонированной обороны с целью ввода в прорыв танковых соединений ЭРУ наши войска столкнулись во время Курской битвы. Для прорыва германской обороны на Орловском и Харьковском направлениях советское командование применило невиданное ранее массирование сил и средств. Если во время наступления под Сталинградом средняя оперативная плотность советских войск на участках прорыва составляла примерно одну дивизию на 3 км фронта и от 30 до 80 орудий и минометов на 1 км участка прорыва, то под Курском этот показатель повысился до одной дивизии на 1,6 км фронта и 170-230 орудий и минометов на 1 км участка прорыва. Для достижения требуемой степени подавления обороны противника продолжительность артиллерийско-авиационной подготовки увеличилась до 2-3 часов. После начала атаки артиллерия переключалась на сопровождение атакующих огневым валом или последовательном сосредоточении огня по наиболее активным участкам обороны.

И все-таки темпы прорыва замедлялись уже в глубине главной полосы обороны противника. Около 60% советской артиллерии, сосредоточенной под Курском, могли вести огонь на глубину только первой позиции, тем более, что информация о целях на второй и третьей позициях была менее полной. В результате степень подавления противника в глубине его обороны резко снижалась. Артиллерийская поддержка атаки заканчивалась при прорыве первой позиции, соответственно вражеские войска, занимавшие 2-ю и 3-ю позиции, к моменту выхода атакующих в зону их огня, успевали оправиться от психологического потрясения и начинали оказывать сопротивление.

Столь продолжительная артподготовка имела и "плюсы", и "минусы". Она, конечно, обеспечивала значительную массу боекомплекта, обрушиваемого на противника, но давала ему время на подтягивание резервов. Поэтому, в последствии развитием артиллерийской слагаемой наступления, стало сокращение ее продолжительности с одновременным наращиванием интенсивности. Повышение интенсивности достигалось за счет увеличения удельного веса мощных орудий РГК и сокращения, вплоть до исключения методичного огня на подавление, в пользу огневых налетов. Но летом 1943 года таких возможностей пока еще не было, поэтому увеличение продолжительности артобстрела оставалось единственным выходом.

В решающий момент прорыва противник начинал немедленную переброску резервов к выявленному направлению удара. Именно тогда наступающая пехота особенно остро нуждалась в качественном усилении своих боевых порядков. И оказать ее могли только танки, как единственное средство способное непрерывно сопровождать атаку и немедленно поражать цели прямой наводкой. Но в 1943 году танка, уровень защиты которого позволял бы эффективно действовать в условиях не полностью подавленной ПТО, у Красной Армии еще не было. В качестве танков непосредственной поддержки пехоты (НПП) приходилось использовать все те же КВ, давно утратившие свою былую неуязвимость, или Т-34. В условиях тактической зоны, насыщенной противотанковыми заграждениями и ПТС, танки лишались возможности широкого маневра и обрекались на лобовые атаки "со скоростью пехоты".

В результате потери РККА в бронетанковой технике были очень велики. Например, в Курской битве было потеряно около 6000 танков. При этом развить тактический успех в оперативный советским войскам удалось лишь на южном фасе Курской дуги. На севере три танковые армии, принимавшие участие в прорыве хорошо подготовленных рубежей обороны германских войск, так и не смогли выйти на оперативный простор, добившись лишь выдавливания противостоящей группировки вермахта с Орловского выступа ( надо сказать, что немецкие ударные группировки на полмесяца раньше, в аналогичных условиях не смогли сделать и этого, поэтому как минимум некорректно объяснять втрое меньшие потери вермахта в танках на Курской дуге более высоким уровнем германского командования).



 
Оцените этот материал:
(26 голосов, среднее 4.81 из 5)

Комментарии 

 
+2 #9 Валерий Потапов 01.04.2011 15:59
История не знает ни одного военначальника, не совершавшего ошибки. Даже почти канонизированны й А.Суворов их имел в своей карьере. Но вопрос стоит иначе: могу ли я провести операцию лучше или я лишь способен других осуждать? А также: обладаю ли я достаточными знаниями в военных вопросах, чтобы адекватно оценивать уровень знаний генералов и маршалов или моих личных знаний не хватит даже для организации построения толковой обороны одного единственного стрелкового взвода?

И на ветеранов лучше в данном вопросе не смотреть. Многие из них задним числом занимаются осуждением тех или иных военначальников . При этом у самих в то время звание был в лучшем случае лейтенантское. Никакой лейтенант не обладал всей полнотой информации об операции, это они уже потом, после войны начитались и давай рассуждать и осуждать. Также замечено, чтосолдат, лично пострадавший во время какой-то операции как правило ругает генерала, а если не пострадал и еще и награду получил - он за этого генерала горой.
 
 
0 #8 СергейС 01.04.2011 15:49
Конечно, особенно когда сам попробуешь взять на себя командование и все провалишь.
Из всяких абсолютно обыденных на первый взгляд вещей, ошибок, подчас очевидно глупых, которые могут сначала не казаться очевидными, вырастают кровавые трагедии. Цена ошибки слшком высока, чтобы пытаться ее оправдывать чем-то.
На одной чаше весов "ну, я ошибся....", а на другой ...
 
 
+3 #7 Валерий Потапов 01.04.2011 15:37
Знаете, Сергей, я когда-то думал аналогично. Сейчас мне интересней заниматься поиском ответа на вопрос "что думали наши деды и почему они так думали", а не "кто виноват". Мне неинтересно их судить, мне интересно понимать причину их поступков. Я уже неоднократно сталкивался с тем, что за кажущейся бессмысленность ю или глупостью чужого решения (поступка) кроется свой резон и вполне понятное объяснение, а я по своему неразумию этого не вижу и потому мне кажется, что кто-то просто тупой идиот. Солдат ли на убой посылал, или еще что-то. А начинаешь разбираться - всё оказываться ох как непросто и неоднозначно.
 
 
-1 #6 СергейС 01.04.2011 15:22
Ни с чем спорить не буду кроме:
"Бросаться же эпитетами "бездарный" может лишь человек, который способен лучше провести..."
Во-первых, такими эпитетами могут бросаться жертвы бездарного командования, например, из 2-ой Ударной.
Во-вторых, есть понятие и право "Суд Истории".

Война не все спишет, победителей судят История, потоммки и т.д.

Тема бесконечная и неблагодарная, за сим прекращаю ;-)
 
 
+1 #5 Валерий Потапов 01.04.2011 14:12
Сергей, "обоснованность" полностью зависит от миропонимания каждого человека. Для одного одно является достаточным обоснованием, для другого - что-то иное.
Если вы спрашиваете мое личное мнение, то я считаю, что:
1. срыв операции Цитадель
2. окончательный захват стратегической инициативы
3. успешное наступление советских войск
4. нанесение противнику существенных потерь
5. освобождение занчительной террирории и нескольких крупных городов
являются достаточным обоснованием относительно высоких потерь.
ЛЮДИ ПОГИБЛИ НЕ ЗРЯ. ОНИ РОДИНУ ЗАЩИЩАЛИ.

Если же вас интересует мнение Генштаба, то вплоть до кокнчания войны он считал Курскую битву неудачной операцией, поскольку далеко не все цели были достигнуты. Однако когда в советские руки попали немецкие трофейные документы. раскрывающие всю полноту операции Цитадель, то наши военные поняли, что сорвали весьма серьезные замыслы противника, и пересмотрели свое отношение к битве в целом.

Бросаться же эпитетами "бездарный" может лишь человек, который способен лучше провести Курскую битву, а для этого надо иметь не только практический опыт управления огромными массами войск, но и иметь навыки оперативного планирования в масштабах армий и фронтов. Я сильно сомневаюсь, что ваших знаний на это хватает. А раз так, то предлагаю вам воздерживаться от таких резких оценок и эпитетов.
 
 
0 #4 СергейС 01.04.2011 13:55
Хотел бы понять, да не имею информации, подтверждающей обоснованность потерь, кроме "Война, а на войне стреляют".
 
 
0 #3 Валерий Потапов 01.04.2011 12:23
Да, это очень странное утверждение. И оно для вас будет оставаться странным до тех пока, пока вы не поймете, что серьезного численного превосходства не было, как не было "бездарно брошенных на убой" "тучи танков".
 
 
+2 #2 СергейС 01.04.2011 12:19
"надо сказать, что немецкие ударные группировки на полмесяца раньше, в аналогичных условиях не смогли сделать и этого, поэтому как минимум некорректно объяснять втрое меньшие потери вермахта в танках на Курской дуге более высоким уровнем германского командования"
Странное утверждение. Именно высоким уровнем организации у фрицев можно объяснить, что они таки почти додавили нашу оборону при нашем общем численном превосходстве и перемололи под Прохоровкой тучу танков, бездарно брошенных на убой.
 
 
0 #1 Марк 25.12.2010 20:11
О боевом применение танков ИС-2 на последнем этапе войны достаточно подробно написано в книге Жаркого Ф.М. "Танковый марш" издания 2010 года.
Автор не видел в Берлине ни одного танка с экранами и сомневается в их эффективности.
 

Добавить комментарий

Комментарии от незарегистрированных читателей будут видны на сайте только ПОСЛЕ проверки модератором. Так что заниматься спамом и хулиганством бессмысленно.

Защитный код
Обновить