002.jpg
The Russian Battlefield
002.jpg
Главная Мемуары Бадигин Михаил, артиллерист
Сейчас 78 гостей онлайн


Яндекс цитирования

Бадигин Михаил, артиллерист

Печать
Впервые опубликовано 28.10.2009 12:55
Последняя редакция 13.07.2011 16:24
Материал читали 15177 человек

Бадигин за войну сжег семь танков. Семь. Много это или мало? Иного послушать, он за один бой больше наворотил. Но Бадигин - человек точный и щепетильный. Семь - значит семь. Так много это или мало?

Много. Очень много! Если бы наше каждое противотанковое орудие уничтожило бы хотя бы по одному танку, немцам уже к середине войны нечем было бы воевать!

- И был заведен порядок, кем - не знаю. Нам зимой давли о сто граммов. Я сам не пил вообще, в войну не пил почему-то: выдавали - я не пил. Почему-то неуверенно себя тогда чувствовал. Но когда давали ордена, я тут, конечно, принимал участие...

Бадигин вспоминает о наводчике Валиеве из Чимкента.

- Он пользовался колоссальным авторитетом. Скажем, откопать ровик, площадку, почистить орудие, следить за автоматами - так он пощады не давал. Хоть один снаряд выстрелил и если перерыв, все - чисти пушку! А ребятам это не нравилось. Без пушки мы бы мертвые были. Чтобы лопаты у меня чистые, наточенные - все на нем висело. Скажем, атака. Валиев, он на первый взгляд вроде и медлительный, но делал все уверенно, точно, лишнего движения не будет. Заряжающий - Hауменов. Он гигант был. Он два ящика снарядов брал, больше ста килограммов, и на "студебеккер" клал...

- В городе Познани шли уличные бои. И чем ближе мы к крепости подходили, тем сопротивление больше. Как выстрелим, так пушку откачнет назад по камням. Ее ни черта не закрепишь - там же камень. Катишь ее и стреляешь. А выстрелишь - она назад едет. Надо на станину садиться и опять катить и опять стрелять. И вечером это было. Обычно идешь вдоль стенки и если опасно, в окошко куда-нибудь запрыгнешь сразу. А тут мы только стали улицу пересекать - рядом ж-жиг, ж-жиг: мины. Слышу, кричат: "Валиева ранило!" Мы его подхватили, перевязывать некогда - надо вытаскивать. Вытащили его, у него палец болтается. Он говорит: отрежьте его. Ну что же, перевязывать мешает - взяли и отрезали... И я... думал, что одна нога у него ранена. Оказывается, ему обе ноги-то побило. Вот беда! И палец оторвало.

- А взводом командовал Голощапов Тихон Яковлевич, двадцать третьего года. Отличный товарищ! На передке, надо сказать, жизнь командования как-то отличается от того, что в тылу. Там руку к козырьку обычно так не тянули... На передке особо не прикажешь, если сам ты в минуту опасности спасовал и где-то спрятался... вон, в ровике сидишь, командуешь...

- Самое трудное на войне - это труд, подчас физически изнуряющий труд, прежде чем тебе придется воевать, идти в атаку - это даже легче подчас, чем вот этот труд. Многие думают, война это постоянные бои да драки. Нет! Это постоянное усилие. Бой обычно как сон - проносится, и нет его! И опять работа. По расчетам, скажем, чтобы 45-миллиметровую пушку окопать, надо около тридцати кубов земли вынуть, а 76-миллиметровую - уже пятьдесят шесть кубов. Если по мирным расчетам, это два дня работы. А без расчета - надо было успевать к утру. Семь человек для 76-миллиметровой пушки. Для 45-миллиметровой - шесть человек. а одного человека всего-то разница, но копать надо больше в два раза. Покопали столько, сколько десяткам людей, может, не придется за всю жизнь перекопать. Такое, скажем: встали на огневую позицию, командующий, например, решил сменить на километр вправо. Опять надо копать, пятьдесят шесть кубов земли выбрасывать. Не успел докопать - говорят: влево пять километров. Снова копать. И вот иногда перебрасывают так полмесяца - и копаешь.

- Просто уже и морально и физически выдыхается солдат, выдыхается, не может. Но тем не менее задачи стоят, это война, а не субботник. Не окопался - это гибель! Только окопавшись можно было рассчитывать на победу на своем участке. Не окопался - долго не продержишься. Сначала, как правило, роются ровики для укрытия, а потом только - площадка под орудие. Стоит только два штыка [для тех, кто не имел дела с лопатой: "два штыка" - два лезвия лопаты в длину - В.Потапов] вырыть, ты уже можешь лечь, в землю спрятаться - тут уже не опасно. И правило такое было - никем не заведено, но мы его твердо выполняли: ровик отроешь обязательно на том месте, если такое место есть, где след мины или снаряда разорвавшегося. Потому что мы сами, артиллеристы, знаем, что дважды в одно место снаряд исключительно редко попадает... Тогда надежно себя можешь чувствовать...



 
Оцените этот материал:
(44 голосов, среднее 4.75 из 5)

Комментарии 

 
0 #4 Валерий Потапов 02.11.2011 21:35
Цитирую Ходок:
Wiki дает максимальную пробиваемость ЗИС-3 120мм - подкалиберный, 100м, 90град. Лоб Ферри - 200мм, так что без шансов. Может, "Насхорн"?

Весьма возможно.
 
 
0 #3 Ходок 02.11.2011 21:13
Wiki дает максимальную пробиваемость ЗИС-3 120мм - подкалиберный, 100м, 90град. Лоб Ферри - 200мм, так что без шансов. Может, "Насхорн"?
 
 
0 #2 1 31.05.2011 19:16
Я где-то читал, что "фердинандами"называли все ПТ САУ.
 
 
+2 #1 Сергей Сидоров 11.10.2010 21:58
Это ошибка,"фердинанды"принимали участие в битве за Берлин.В воспоминаниях воевавших есть покрайней мере два утверждения о них,причём один был подбит фауст патроном в заднию часть рубки ,подбивший заранее выбрал позицию и сделал выстрел из окна дома с10-15 метров самоходка взорвалась.Факт был отмечен в приказе,с указанием типа техники.
 

Добавить комментарий

Комментарии от незарегистрированных читателей будут видны на сайте только ПОСЛЕ проверки модератором. Так что заниматься спамом и хулиганством бессмысленно.

Защитный код
Обновить