002.jpg
The Russian Battlefield
002.jpg
Главная Сражения Приграничные сражения ПРИБАЛТИЙСКИЙ ОСОБЫЙ: первые часы войны
Сейчас 80 гостей онлайн


Яндекс цитирования

ПРИБАЛТИЙСКИЙ ОСОБЫЙ: первые часы войны

Печать
Автор: Андрей Кравченко
Впервые опубликовано 29.01.2012 21:20
Последняя редакция 29.01.2012 22:28
Материал читали 29400 человек

 

Не надо считать, уважаемый читатель, что Ф.И. Кузнецов был единственным в ПрибОВО человеком, считавшим скорое нападение германских войск фактом решенным. Толковые командиры соединений, и особенно те, чьи части были расположены непосредственно вблизи границы понимали, что это вопрос нескольких дней - максимум недели-двух. Например, сохранилась шифровка командира 125-й СД 11-го СК 8-й армии от 19 июня 1941 года. Генерал-майор П.П. Богайчук пишет командующему округом:

«По агентурным данным и данным перебежчиков, в районе Тильзит сосредоточено до семи дивизий германских войск.

С нашей стороны мер оборонительного характера, гарантирующих от нападения мотомеханизированных частей, не предпринято, и достаточно немцам пустить один танковый батальон, как удерживаемый гарнизон может оставаться захваченным врасплох. Внутренний наряд и патрули могут только предупредить части, но не обеспечить. Полоса предполья без гарнизонов войск немцев не задержит, а пограничники могут своевременно полевые войска и не предупредить. Полоса предполья дивизии находится к госгранице ближе, чем к частям дивизии, и без предварительных мероприятий по расчету времени немцами будет захвачена раньше вывода туда наших частей.

Докладывая о создавшейся обстановке на границе, прошу:
1. Дать указания, какие мероприятия сейчас я могу провести в жизнь, гарантирующие от неожиданного вторжения мотомехчастей немцев, или дать мне право самому разработать план мероприятий, но средств дивизии для этого мало….
4. Разрешить мне вывести для работы в полосу предполья не два батальона, предусмотренные директивой округа №00211, а четыре».

Очень интересна реакция на докладную генерал-майора Богайчука вышестоящих инстанций. Командующий ПрибОВО наложил на нее следующую резолюцию: «Боевых патрон на руки не выдавать, но подготовить их выдачу. Для окончания работ предполья выдвинуть три батальона. Больше поддержки. Силы и средства у Вас есть. Крепко управлять, смело и умело все используйте. Не нервничать, а быть по-настоящему в полной боевой готовности».

Совершенно иную реакцию, граничащую с истерикой, вызвала другая инициатива командира 125-й СД в Москве. Начальник Генерального Штаба РККА Г.К. Жуков срочно направляет в адрес Военного совета ПрибОВО шифрограмму следующего содержания:

«Приказать командиру дивизии Богайчуку дать шифром ЛИЧНОЕ объяснение народному комиссару обороны, на каком основании он произвел эвакуацию семей начальствующего состава дивизии. Народный комиссар считает это актом трусости, способствующим распространению паники среди населения и провоцирующим на выводы, крайне нежелательные для нас». [7]

Но самым решительным шагом командующего ПрибОВО был вывод войск 8-й армии округа в районы, предусмотренные планом прикрытия государственной границы. К сожалению, приказ этот был отдан устно. Однако, это подтверждается уцелевшими документами соединений 8-й армии. Так, в боевом распоряжении штаба той же 125-й СД от 16.30 19 июня 1941 года (г. Тауроген) указано, что «во исполнение устного распоряжения командира 11-го стрелкового корпуса 125-я стрелковая дивизия сегодня 19.6.41 г. Выходит и занимает оборонительный рубеж на фронте …. Готовность обороны к 4.00 20.6.41 г., системы огня к 21.00 19.6.41 г. Вывод частей на главную оборонительную полосу начать немедленно, произвести расчлененными строями и закончить к 18.00 19.6.41 г. …. Готовые доты немедленно принять и занять их гарнизонами с соответствующим вооружением…»

Это боевое распоряжение было выполнено. Уже 20 июня генерал-майор Богайчук докладывает в штаб округа: «Части дивизии пришли в район предполья. Прошу указаний, можно ли выдавать средства химической защиты НЗ на руки».

Но под напором Москвы, командующего ПрибОВО начинают одолевать сомнения - так ли он все делает, когда из столицы ему твердят одно, а видит он в округе совсем другое. Все же на телефонограмме неугомонного Богайчука он пишет указание начальнику штаба округа: «Проверяйте, чтобы преждевременно никто не полез в предполье. Создавать повод для провокаций нельзя». И начальник штаба гневно телеграфирует в 125-ю СД: «Что это такое? Вы знаете, что предполье запрещено занимать? Срочно выясните». Генерал-майора Богайчука можно только пожалеть - сложно представить, что он ощущал утром 22 июня 1941 года...

 



 
Оцените этот материал:
(44 голосов, среднее 4.52 из 5)

Комментарии 

 
+4 #3 Виталий Койсин 25.04.2012 03:56
"Предполагалось, что немцев смогут быстро остановить и опрокинуть, и тогда мосты понадобятся..." - Такое было в документах тех лет? Да и где гарантия, что мосты не взорвут отступающие немцы? В общем, в таком случае 100%-но ухудшалось положение наших частей в ближайшей перспективе, при неясных преимуществах в отдалённой.
 
 
-2 #2 Валерий Потапов 30.03.2012 11:37
Цитирую Сергей__:
Др. Гильотен (чтобы не было рекламы, думаю знаете), по этим событиям писал более подробнее в своей книжке, но вот что интересно для меня - готовились-готовились, а все важные места, например, переправы и мосты-увы, сдали, при том очень легко, почему? неужели никто не понял, что это важные точки для немцев? более чем странно...

Не странно.
Предполагалось, что немцев смогут быстро остановить и опрокинуть, и тогда мосты понадобятся для наступающих частей РККА.
 
 
+2 #1 Сергей__ 16.02.2012 18:26
Др. Гильотен (чтобы не было рекламы, думаю знаете), по этим событиям писал более подробнее в своей книжке, но вот что интересно для меня - готовились-готовились, а все важные места, например, переправы и мосты-увы, сдали, при том очень легко, почему? неужели никто не понял, что это важные точки для немцев? более чем странно...
 

Добавить комментарий

Комментарии от незарегистрированных читателей будут видны на сайте только ПОСЛЕ проверки модератором. Так что заниматься спамом и хулиганством бессмысленно.

Защитный код
Обновить