016.jpg
The Russian Battlefield
001.jpg
Главная Документы Материалы по общей истории - протоколы допросов члена Кронштадтского Ревкома Валька
Сейчас 120 гостей онлайн


Яндекс цитирования

- протоколы допросов члена Кронштадтского Ревкома Валька

Печать
Впервые опубликовано 01.10.2005 02:12
Последняя редакция 28.09.2009 14:18
Материал читали 10051 человек

ПРОТОКОЛ ДОПРОСА ЧЛЕНА КРОНШТАДТСКОГО РЕВКОМА ВАЛЬКА 17 МАРТА 1921 г.

Начат в 3 часа 30 минут пополудни

Я - Вальк Владислав Антонович, 37 лет, родом из Витебской губ. Режецкого уезда, Партлинской вол., дер. Дебежи, из крестьян, родители мои отец Антон, мать Ядвига живут по месту моего рождения, занимаются хлебопашеством, два брата Бенедикт, Константин живут там же. Женат, жена Мария Доминиковна Верцинская уроженка, родом из Знаменской губ., живет постоянно в Кронштадте, детей нет. Жена работала в Отделе здравоохранения в качестве счетовода. Я латвийский подданный, не оформивший еще документов, они находятся в Латвийском консульстве. При старом режиме и при Советском строе воинской повинности не отбывал, по профессии мастер лесопильного завода Кронштадтского порта с 17г., до этого с 1902г. работал на этом же заводе станочником и пилоставом. До 1902г. жил на родине, образовательный ценз - народная школа, 3-классное, в 1913 окончил курсы указателей и чертежников Мех. Отдела Кронштадтского порта. С 1902г. из Кронштадта никуда не выезжал, исключая Петрограда и на родину. С 1907г. состоял в Р.С.Д.Р.П. без фракций, в 1917г. с февральской революции легализовался с Р.С.Д.Р.П., примкнув к фракции меньшевиков-интернационалистов, с каковой до настоящего времени я не выступал.

С Февральской революции был членом Комитета движения 28/III, оттуда в Кронштадтский Совет в Исполком его, в котором работал в качестве председателя продовольственной секции до августа 17г. С августа 17г. был отозван к месту работы, где меня и застает Октябрьская революция, во время которой я никакого активного участия ни на одной из сторон не принимал. По выборным должностям не хожу.

По существу дела показываю:

До 1/III с/г. ничего и ни от кого о готовящихся событиях в Кронштадте не слышал. Слышал, что в Питере бастуют рабочие, и что заводы приостанавливают свои работы. 1/III я узнал, что в 1 час дня состоится общее собрание гарнизона, на котором будут выступать тт. Калинин и Кузьмин.

К нам все время звонили по телефону (откуда не знаю) и говорили, что на собрание должны прибыть и рабочие. Завком разъяснил, что до получения инструкции от Профсоюза работы продолжаются (председателем Завкома был Антонов). Затем Завком позвонил, что рабочие должны идти на собрание. Рабочие пошли, я пошел последним, затем завод запечатал и сдал ключи в обычное место. Пришел на Морской Манеж, оттуда народ выходит на Якорную площадь, где в скором времени и состоялось собрание (присутствовало тыс. 16), председательствовал предсовета т. Васильев, выступил с докладом по текущему моменту т.Кузьмин, вторыми говорили моряки, фамилии их я не знаю, затем говорил т. Калинин. Кузьмина и Калинина часто прерывали. До выступления Калинина Петриченко прочитал известную резолюцию, которая тут же и была принята всеми против двух (т. Калинина и т. Васильева). После речи Калинина собрание разошлось с постановлением выборов на 2/III делегатов от всех воинских частей и рабочих по два человека для проверки принятой резолюции в жизнь, основным пунктом которой были перевыборы Совета 2/III. По районам (порт разбит на районы) происходят выборы этих делегатов. В моем районе (4) я прохожу в число делегатов (13). Когда была выдвинута моя кандидатура (кто ее выдвинул мне неизвестно), я вошел на трибуну и сказал, что тт., выставившие мою кандидатуру, м. б., ошиблись, т. к. я партийный член Р. С. Д. Р. П, а у них была тенденция согласно резолюции вышеупомянутой к выбору беспартийных, но мотив снятия кандидатуры был признан несущественным, и я прошел большинством при некоторых воздержавшихся. Кто прошел еще со мной, сказать затрудняюсь, т. к. не помню их фамилии. 2/III я являюсь на делегатское собрание, на котором было до 500 человек делегатов. Председательствовал Петриченко и еще 1 человек (фамилии их не помню), матрос один был, кажется из рабочих. Повестка дня. Петриченко прочел принятую 1/III резолюцию и предложил приступить к выборам Комиссии, которой поручить подготовить выборы Совета. В это время явились Кузьмин и Васильев, просят внеочередное слово. Слово предоставлено было.

Во время их речи вбежал матрос (фамилии и личность его я не знаю) с криком, что собрание находится в опасности, т. к. на него наведены пулеметы. Поднялась паника и президиум собрания заявил, что ввиду такого оборота событий он предлагает избрать Ревком и Ревкому перейти на "Петропавловск". Президиум избрали в Ревком (5 чел.), остальные разошлись, ни о каких тройках по заводам речь не шла, и у нас на заводе и на других в это время троек до 6/III не было. На этом собрании были арестованы Кузьмин и Васильев. Власть в руки Ревкома переходит со 2/III, до 5/III я не имел никаких сношений с Ревкомом. Кроме обычно-гражданских на 6/III назначается собрание тех же делегатов, которые были 2/III. Собрание происходит в Гарнизонном клубе. Количеств, меньшинства человек до 300. На этом собрании Ревком в лице Петриченко сделал доклад о положении Кронштадта и политической обстановке. Резолюции никакой по докладу принято не было, были лишь довыбраны члены Ревкома в количестве 10 человек (всего 15). Кандидатура моя была выдвинута (кем, мне неизвестно), и я прошел при воздержавшемся в члены Ревкома, с какого дня и состоял им. Добавлю, что ни на 1-ом 1/III, ни на втором 2/III, ни на третьем 6/III собрании я не выступал ни с речами, ни с резолюциями, ни с конкретными предложениями. Состав Ревкома. Председатель Петриченко, судовой старшина, писарь с "Петропавловска", беспартийный, состоял ли он когда в какой-либо политической партии, мне доподлинно это обстоятельство неизвестно, тов. председателя Яковенко матрос-телеграфист с "Петропавловска" беспартийный, политич. физиономия неизвестна, Архипов матрос-машинист с "Петропавловска", о личности партийной то же самое. Секретарь Орешин из союза учителей 3-й Трудшколы, тов. секретаря Тукин, рабочий электрической части Порта. Кильгаст - старшина водного транспорта (штурман дальнего плавания). Член редакционной комиссии, затем он был секретарем, а Орешин член редакционной комиссии. Байков, зав. отделом обоза Гужевой секции Ревкома, а до Ревкома где работал и кем был - я не знаю, избран он от строительства крепости. Павлов от рабочих лиц мастерских. В Ревкоме член следственной комиссии Вальк. В Ревкоме гражданский отдел у меня был тов. Романенко от порта аварийных доков, содержатель имущества аварийных доков. Перепелкин - от "Севастополя" матрос-гальванер. Путилин - матрос, от какой части не знаю. Вершинин - матрос какой части не знаю. Эти последние без портфелей по потребности вливались в хромающие работой отделы. Комендантом города был не из Ревкома, фамилии его не знаю. Тукин с 7/III взял на себя продовольственную работу.

Цель Ревкома - провести принятую 1/III резолюцию в жизнь в Кронштадте и Петрограде путем, если понадобится, и вооруженной защиты ее. Ревком считал, что Рабоче-крестьянское правительство республики не пойдет на жертвы и уступит требованиям Кронштадта, т. к. мы считали Кронштадт неприступным. Военной обороной руководил штаб крепости в своем старом составе во главе с Козловским, к нему в качестве контроля были приданы Яковенко и Ососов - откуда я не знаю. Военспецы все были (и др. спецы) оставлены на своих местах. Их отношение к событиям мне в точности неизвестно, т. к. они призваны были до моего вступления в Ревком и я их отношением к нам не интересовался. Продовольствие было по норме 1/2 банки консервов и др. на день до 21/III. С 21/III пришлось бы перебрасывать с фортов. С Финляндии числа 10/III прибыли представители международного Красного Креста - три человека, фамилии их не знаю. Они предложили продовольственную и медикаментную помощь. Этот вопрос обсуждался в Ревкоме и не был решен. Разрешился на другой день на делегатском собрании положительно, были сделаны приготовления за посылкой в Финляндию за продовольствием, но посланы до сего времени не были. Вчера, 16/III, пытались уехать в Финляндию делегаты и международного Красного Креста. О сношениях Ревкома с заграницей мне доподлинно неизвестно, так как Президиуму Ревкома было дозволено во многих вопросах поступать самостоятельно и на свою ответственность. Вообще я должен сказать, что Ревком в своем целом все время старался опираться на массы и как масса решит, так и будет. Брать от финляндских представителей Красного Креста хлеб - завязывать связь с белыми. Это с одной стороны, с другой стороны, отчета от Президиума Ревкома я не слыхал и не требовал и был не совсем в курсе вопросов политики Ревкома.

Прочитано ВАЛЬК

Допрос прерван в 5 час. 10 мин. пополудни. 17/III-21 г. Добавлю: последнее время Перепелкин заведовал Агитотделом.

ВАЛЬК

Опросил ФЕЛЬДМАН

 

ПРОТОКОЛ ДОПРОСА ВАЛЬКА, ЧЛЕНА КРОНШТАДТСКОГО РЕВКОМА, 21 МАРТА 1921 г.

Допрос начат в 5 час. 50 мин. пополудни

На предложенные вопросы отвечаю. 1) За время моего вхождения в Ревком с 6 по 17/III было два пленума. Когда был первый по числам затрудняюсь сказать, вопросы обсуждались на нем. 1) предложение международного Красного Креста продовольственной помощи и медикаментами - после некоторых прений вопрос был разрешен в положительном смысле, с тем, однако, чтоб на другой день провести собрания на местах и узнать мнение по этому вопросу масс. Других вопросов в этот день не было. Другой пленум был 13/III, обсуждался вопрос по предложению председателя Петриченко, как быть и что делать, т. к. Петроградские рабочие не отзываются. Кругом мы обложены большевистскими войсками, продовольствие на исходе, сидеть дольше мы не можем - нужно действовать. 1/III кончилось продовольствие, как значилось по разверстке, и в нашем распоряжении была одна неделя. Петриченко наметил три выхода:

1) сдаться на милость большевиков полностью, 2) выселить население на Финляндский берег, самим приступить к минированию Кронштадта, выделить боевую часть для наступления на Ораниенбаум, частью остаться на местах, со всех фортов, кораблей и пушек открыть огонь и бить пока хватит снарядов, а затем взорвать Кронштадт и 3) обратиться ко всему миру с воззванием о помощи, не брезгуя никакими средствами и помощью, с чьей бы стороны она ни исходила, для успешности обороны. После обсуждения большинство Ревкома остановилось на третьем пункте, который и был принят. Я лично воздерживался, но и никаких других конкретных предложений не вносил. Последний пункт был принят с тем, чтобы его обсудить на местах и стараться его провести. Мне известно, что на кораблях и водном транспорте (Кильгаст) и др. частях знает об этом Перепелкин, как Заведующий Агитотделом (эти собрания были проведены и третий пункт принят), но в моем (4 районе) Кораблестроительной части Кронштадтского порта собрания по этому вопросу не было. Положение, обрисованное Петриченко, для меня было неожиданностью, и я прямо не знал, где искать выхода.

На предложенный вопрос отвечаю: коммунисты кронштадтские массами подавали заявление о выходе своем из партии по мотивам неправильной с их слов линии поведения их вождей - и подавляющее большинство это были коммунисты с партийных недель. Из видных коммунистов так их не помню, но вот, например, народный судья 2-го участка зав. инотделом Совдепа Курышев подал или хотел подать заведующий коммунальным хозяйством Воронин и др. Утверждаю, что никакого принуждения со стороны Ревкома не было.

Вопрос о расстреле коммунистов поднял комендант следственной тюрьмы матрос с "Петропавловска" Шустов, который просил от Ревкома полномочий для самообороны, так как он подозревал, что на него может быть произведено покушение. Ревком ему в этом отказал (это запротоколировано в протоколах Ревкома от 13 и 14/III) и предоставил лишь права стрелять в случае побега и явного на него покушения.

По вопросу об организации Ревкома и до выборов Ревкома 6/III показываю: на делегатском собрании Петриченко предложил ввиду перегруженности работы пяти человек довыбрать в Ревком еще 10 человек и просил называть кандидатов - были выкрики нескольких фамилий и те, кто были в первых на криках, при голосовании получили большинство. Выборы были не организованы, для чего выбирались никто точно не знал. Ко мне до этого выбора никто ни с какими предложениями по поводу моей кандидатуры не приезжал и не приходил и разговора у меня такого не было. Я объясняю свой выбор тем обстоятельством, что меня знали рабочие 4 района, т. к. я старый рабочий был в Совете в 17 году и т. п. Утверждаю, что я ни в каких нелегальных собраниях не участвовал и никаких совещаний ни с кем не вел, больше показать ничего не могу.

ВАЛЬК

Опросил Фельдман Оконч. 7 час. 30 мин.

21/III-1921 г.

 

ПРОТОКОЛ ДОПРОСА ЧЛЕНА КРОНШТАДТСКОГО РЕВКОМА ВАЛЬКА 24 МАРТА 1921 г.

Допрошенный Аграновым 24/III-1921 года я показал следующее:

Повстанческое движение против власти Коммунистической партии и существующей Советской власти происходило под флагом беспартийности. Все активные деятели движения не открывали своих партийных симпатий. Однако, по моему мнению, значительная часть членов ревкома, состоявшего из 15 человек, была партийной. Член ревкома Тукин был одним из наиболее сознательных и, по моему мнению, был социал-демократом. Петриченко же скорей всего был эсером. Партийная физиономия остальных мне неизвестна.

Комендант следственной тюрьмы был анархистом (по его личному заявлению). В Кронштадте из старых членов меньшевистской организации осталось очень мало людей. Но они во время мятежа не проявляли никаких активных действий. Заведующий Кронштадтским совнархозом Захаров принадлежит к партии социал-демократов меньшевиков.

В общем, беспартийность Ревкома сказывалась в неопределенности его программы и тактики и неорганизованности при решении всех вопросов, как социального устройства, так и экономических и других.

Принимая предложение представителей "Русского Красного Креста", приехавших в Кронштадт, о снабжении продовольствием и медикаментами населения Кронштадта, мы все определенно знали, что это неизбежно повлечет за собой соглашение с буржуазией, так как буржуазия должна была потребовать вслед за тем компенсацию за свою поддержку восставшему против Советской власти Кронштадту. Но мы пошли на предложение приехавшей Комиссии потому, что наши продовольственные ресурсы близились к концу. Кроме того, мы никаких обязательств перед Красным Крестом на себя пока не брали.

13-го марта (или 11) Петриченко доложил на Пленуме ревкома о том, что от Виктора Чернова получилось из Ревеля письмо с предложением вооруженной помощи (на собрании в дебатах упоминалась потом цифра отряда в 500-600 человек).

Чернов, обратившийся к ревкому, как председатель Учредительного Собрания предложил свои личные услуги в качестве руководителя движения и просил дать ему возможность приехать в Кронштадт. Петриченко доложил, что он дал Чернову ответ, в котором он поблагодарил его за приветствие, но отклонил его предложение о вооруженной помощи. Ревком согласился с содержанием ответа, сделанного Петриченко.

Ревкомом было предложено всем его членам, руководившим отделами, выработать инструкции о порядке и содержании деятельности учреждений и представить эти инструкции на утверждение Ревкома. Но этих инструкций никто не представил.

ВАЛЬК

Допросил Я. АГРАНОВ

 

ПРОТОКОЛ ДОПРОСА ЧЛЕНА КРОНШТАДТСКОГО РЕВКОМА ВАЛЬКА 18 АПРЕЛЯ 1921 г.

Опрошенный Вальк Владислав Антонович 18 апреля 1921 г. по делу кронштадтского восстания показал:

Категорически утверждаю, что в Ревком я избран от рабочих, вернее послан, а не от партии меньшевиков, т. к. таковой в Кронштадте не существовало с 1919 года. Разрешений на поездку в Финляндию я никому не давал, давая лишь на поездку в Ораниенбаум приехавшим оттуда крестьянам и застигнутым событиями.

ВАЛЬК

Допросил КАРУСЬ

Источники:
ЦА ФСБ РФ, ф.114728, д.22

 
Оцените этот материал:
(1 голос, среднее 5.00 из 5)

Комментарии 

 
0 #1 Борис Васильевич 29.12.2011 12:54
Бедная наша страна.
Бьем своих!
 

Добавить комментарий

Комментарии от незарегистрированных читателей будут видны на сайте только ПОСЛЕ проверки модератором. Так что заниматься спамом и хулиганством бессмысленно.

Защитный код
Обновить