014.jpg
The Russian Battlefield
010.jpg
Главная Статьи "КВ" В "ЗИМНЕЙ ВОЙНЕ": первый блин не комом
Сейчас 134 гостей онлайн


Яндекс цитирования

"КВ" В "ЗИМНЕЙ ВОЙНЕ": первый блин не комом

Печать
Автор: Андрей Кравченко
Впервые опубликовано 03.01.2010 22:27
Последняя редакция 28.09.2011 10:38
Материал читали 17191 человек
<< Пред. страница - Страница 2 из 2 - След. страница

После боя на броне были обнаружены следы девяти попаданий бронебойных снарядов калибра 37-мм: в лобовой лист корпуса - 1, в правый борт- 3, в ствол пушки -1( в стволе образовалась большая вмятина), в ступицу четвертого опорного катка правого борта -1, в траки правой гусеницы - 3. О результатах боевого применения нового танка тотчас доложили в Москву. В тот же день - 19 декабря - было подписано постановление Комитета Обороны СССР № 443сс, согласно которому танк КВ принимался на вооружение РККА. К этому времени опытный образец КВ прошел всего 550 километров. Этого для проверки надежности работы нового танка, конечно, было мало и это сказалось полутора годами позже, в начале Великой Отечественной войны.

Опытный КВ находился на передовой до начала января 1940 года, но в боях больше не участвовал. 2 января машина вернулась на Кировский завод в качестве эталонного образца при производстве установочной партии из 20 машин. По требованию Военного Совета Северо-Западного фронта первые 4 машины должны были быть оснащены 152-мм гаубицами для борьбы с ДОТами и уничтожения противотанковых препятствий. Специально выделенная группа инженеров артиллерийского КБ Кировского завода, под руководством Н.В.Курина, работая по 16-18 часов в сутки, сумела выполнить это задание за две недели. Предпочтение было отдано гаубице М-10 образца 1938 г. Новая башня с гаубицей М-10 для КВ получила заводское обозначение МТ-1. Обозначения КВ-1 и КВ-2 появились только в 1941 году, а до этого танки называли "танк с большой башней" и "танк с малой башней".

22 февраля 1940 года на фронт ушел танк У-2 с башней опытного танка У-0 с 76-мм орудием, а 29 февраля - танк У-3 с установкой МТ-1.

Действовавшие на фронте КВ свели в отдельную роту, под командой капитана И. Колотушкина. Рота действовала в составе 13-й легкотанковой и 20-й тяжелотанковой бригад. Однако проверить в боевой обстановке "КВ с большой башней" стрельбой по ДОТ не удалось: к моменту прибытия роты на фронт главная линия обороны финнов была прорвана, поэтому танки обстреляли уже захваченные бетонные коробки.

И. Колотушкин составил отчет о применении КВ на Карельском перешейке:

"Танки КВ в основном предназначались для борьбы с ДОТами, но ввиду того, что финский укрепрайон был прорван до прибытия танков и в последующем направлении ДОТы не встречались, проверить мощь огня по ним не представлялось возможным.

В результате боевых действий выявлено, что при появлении тяжелых танков в секторах обстрела противотанковых орудий финнов они пытались вывести танки из строя. Убедившись, что танки неуязвимы, противник прекращал ведение огня по ним. За время боев тяжелыми танками уничтожено 14 противотанковых пушек и 11 огневых точек.

Для разрушения надолб два раза применялись 152-мм гаубицы. Надолбы, установленные на шоссе без зарывания в грунт, 152-мм снарядами не разрушались, так как при попадании снаряда надолба переворачивалась или разлеталась на несколько крупных кусков, что не давало разрушения камня. 18 снарядов, выпущенных по надолбам, прохода для танков сделать не смогли, что привело к необходимости подрыва 4-х камней саперами.

Надолбы, расположенные вне дорог и врытые в землю, легко разрушались 152-мм снарядами до основания. 15 снарядов, выпущенных по надолбам, расположенным в четыре ряда, сделали проход около 6 метров шириной.

Сопровождение танков и пехоты при движении вперед встречало затруднения, так как КВ первыми попадали на минные поля. При наезде на мины имели 3 случая отрыва передних катков и неполное разрушение гусениц, один случай полного разрыва гусеницы и разрушения гусеницы при наезде на фугас.

В ходе боевых действий танки прошли: КВ № У-0 - 205 км (168 часов работы двигателя ); КВ № У-1 - 132 км (93 часов работы двигателя); КВ № У-2 - 336 км (176 часов работы двигателя); КВ № У-3 - 139 км (115 часов работы двигателя).

За это время машины получили следующие повреждения:

КВ № У-0 - снарядные попадания в стык передних листов - 1, передний наклонный лист - 3, нижний передний наклонный лист - 2, корма - 1, правый борт корпуса - 3, левый борт корпуса - 1, ступица правого ленивца -1, верхний каток правого борта - 1, нижний каток правого борта - 1, разрушение одного опорного катка левого, одного правого бортов и 8-ми траков минами.

У танка № У-1 снарядных повреждений нет. Имеются царапины от разорвавшихся крупнокалиберных снарядов около танка, а также разрушены минами 11 траков.

Танк № У-2 снарядные попадания в стык передних листов -1, разрушение одного левого опорного катка и 3-х траков минами.

Танк № У-3 снарядные попадания в верхний наклонный лист - 1, нижний наклонный лист - 1, правый борт - 1, корма - 1, башня - 1, буфер (ограничитель хода катка) - 1, нижние катки - 1, гусеница - 1, разрушение 4-го правого катка миной, снарядом заклинило башню.

Все попадания снарядов в броню сделали углубления от 10 до 40 мм, удары снарядов не отразились на нормальной работе экипажей"

Кроме того, уже во время этих боев стало ясно, что масса КВ (особенно КВ-2) довольно высока, а двигатель слаб и ненадежен. Например, командир роты 20-й танковой бригады старший лейтенант Уманов в донесении от 2 марта 1940 года сообщал: "Стою под сильным артиллерийским, пулеметным и минометным огнем противника. Выбыло из строя 4 танка Т-28. КВ завалились в снег и двигаться почти не могут".

Удачное применение КВ в советско-финляндской войне привело к принятию на вооружение РККА тяжелого танка прорыва с великолепной броневой защитой. Своей нечувствительность для финской ПТО КВ произвел гипнотическое воздействие на военное руководство страны. Машина, принятая на вооружение вопреки тому, что не прошла даже малой доли заводских испытаний, была "сырой" страдала массой мелких и крупных дефектов и "детских болезней". Ситуация с их ликвидацией фактически не сдвинулась с места до начала Великой Отечественной войны, во главу угла был поставлено валовое производство, количественным показателям выпуска тяжелых танков было принесено в жертву качество. Многочисленные разбирательства по этому поводу, так и остались разбирательствами. Статистика небоевых потерь, из-за технических причин в начальный период войны лишнее тому доказательство.

Источники:
М. Коломиец "Танк прорыва КВ" М. "Яуза" 2006 г.
М. Свирин. "Броневой щит Сталина, история советского танка 1937-1943" М. "Яуза" 2006 г.
М. Коломиец "История танка КВ" БФИ 2003 г.



 
Оцените этот материал:
(26 голосов, среднее 4.65 из 5)

Добавить комментарий

Комментарии от незарегистрированных читателей будут видны на сайте только ПОСЛЕ проверки модератором. Так что заниматься спамом и хулиганством бессмысленно.

Защитный код
Обновить