006.jpg
The Russian Battlefield
005.jpg
Главная Мемуары Колесник Николай, артиллерист, партизан
Сейчас 115 гостей онлайн


Яндекс цитирования

Колесник Николай, артиллерист, партизан

Печать
Впервые опубликовано 28.10.2009 13:08
Последняя редакция 28.09.2011 11:05
Материал читали 17883 человек

Через некоторое время пошли слухи, что с Павлограда катится волна арестов подпольщиков. Мы договорились с партизанами из отряда Лещенко, что они переоденутся в немецкую форму, заберут наших из города, и под видом арестованных уведут в лес.

Но они не успели, и это вызвало даже путаницу. Немцы арестовали часть подпольщиков, а мы, оставшиеся на свободе, не знали, что это были не переодетые, а настоящие немцы. В среду мы с Колей Белым пошли в кино, на явку. Нас взяли прямо на улице. Доставили в полицию, развели по разным камерам, где очень долго и жестоко били.

Дней через десять нас вывезли в Днепропетровскую полицию. Снова месяц допросов и побоев. В конце сентября 1943 года фронт вплотную подошел к Новомосковску, и оставшихся там арестованных партизан начали спешно расстреливать. Так погибли Никита Головко, Зина Белая, Женя Шуть (секретарь горкома комсомола).

Двадцать пятого сентября нас, подпольщиков, вместе с другими военнопленными погрузили в вагоны по 95 человек в вагон и отправили на запад. Я оказался в одном вагоне с Колей Белым. Второго или третьего октября мы прибыли в Вену. Очень красивый город! Нас вели по его улицам, где росло множество фруктовых деревьев, но, к нашему сожалению, мы ничего не могли сорвать: через каждые десять метров стоял конвоир с собакой.

Привели нас в лагерь Маутхаузен (Mauthausen). Высоченный четырехметровый каменный забор. Ров с водой. Проволочное заграждение и три запретные зоны...

Построили нас по 10 человек и стали бить палками с двух сторон с таким расчетом, чтобы по каждому попасть...

Площадка, окруженная с обеих сторон рвами. Нужно пробежать с одного конца площадки до другого. Пока добежишь - обязан с себя с себя снять всю одежду и бросить в эти ямы. Потом нам сдирали волосы с головы и со всех частей тела и обливали нас каким-то дезинфицирующим средством...

Врачебный осмотр, похожий на конвейер. Каждому на груди карандашом ставят знак: крест. Если красный крест, то идешь в барак. Если синий - в лазарет. А если черный - идешь в крематорий. Мне нарисовали красный крест. Завели в "баню", где пять минут обливали ледяной водой, после чего направили в карантинный блок. Блок рассчитан на 1200 человек, но нас туда набилось много больше. Чтобы всех уместить, нас уложили "валетом" и немцы ходили по нас и жестоко били всех подряд, чтобы уместить 600 человек в один ряд.

Я оказался в одном бараке с Зориным, Лещенко и Садко. Утром нас, голых, выгнали на мороз и вместо обуви выдали деревянные башмаки на ноги. Помню, плац был вымощен булыжником, на нем в такой обуви стоять было совершенно невозможно. От холода мы жались друг к другу, но нас тут же били, чтоб не группировались, и заставляли кругами бегать по плацу. В деревянных башмаках. Потом налили в миски по 250 грамм эрзац-кофе.

В обед давали суп, но меня угораздило "не так" подать повару миску и он за это ударил меня наотмашь половником. Выбил мне передний зуб. От удара и общей слабости я потерял сознание и упал. Садко не побоялся и втащил меня в строй, этим он спас меня от неминуемой смерти.

В карантине нас держали 21 день. За это время нас всех переписали. Мы с Садко записались автослесарями. Там было так: инженеров - в цеха, а остальных - в карьер. Карьер - это сто пятьдесят три ступени вниз. Там кайлами отесывали до нужных размеров камни и затем на руках тащили их наверх. Если камень оказывался испорчен, то ты получаешь 25 ударов палкой и остаешься без обеда на неделю. Это - верная смерть.

В лагере перемешались все национальности. Здесь были все, кроме японцев и финнов. Больше всего было испанцев и поляков. Меня, как автослесаря, перевели в мастерские "Даймлера", где за три дня пришлось освоить шлифовальный станок. Изучить станок мне помогал один чех. Напарник - немец - работал днем, а я - ночью. Время шло...

Летом 1944 года американцы разбомбили наши мастерские, и мне опять пришлось работать в карьере. Есть в лагере приходилось все. Траву, древесную кору, очистки картошки и буряка. [Незадолго до смерти мой дед вдруг неожиданно вспомнил какая жирная и вкусная(!) была в Австрии глинистая земля - Максим С.]

Люди в лагере были всякие, военнопленные, гражданские, попадались также бандиты и уголовники всех национальностей. Был среди нас и австриец-коммунист. Он-то и познакомил меня с переводчиком из Одессы Марком. Втроем мы задумали побег. В тот год лагерь был переполнен и немцы начали топить заключенных в бане. Понимаете, крематорий не успевал "работать", поэтому нас загоняли в баню по 600 человек и заливали ее водой под самый потолок.

Немцы очень следили за чистотой в лагере. Не было тут ни крыс, ни мышей, ни вшей и других паразитов. Следили, чтобы не было никаких болезней. Если вскочил прыщ - немедленно кубик воздуха в вену. Если заболел, то был обязан сам утопиться в бочке с водой, специально для этого стоящей посреди лагеря!

В марте 1945 года в Маутхаузен эвакуировали заключенных из Освенцима. Лагерь оказался настолько переполнен, что кроме крематория и бани стали топить людей в штольнях каменоломни. Видя такое дело, мы решили не медлить с побегом. За два дня до побега мы засорили туалет с тем расчетом, чтобы в нужный момент никто из охраны не заинтересовался чем мы занимаемся у туалета чужого барака.

В 23:00 в лагере выключили свет и мы ушли через канализационную трубу. Со мной бежали австриец-коммунист, одессит Марк, два югослава и еще шестеро русских военнопленных. Всю ночь пробирались к горам, затемно успели добраться и укрыться в их изломах.



 
Оцените этот материал:
(66 голосов, среднее 4.79 из 5)

Комментарии 

 
+9 #2 СергейС 08.04.2011 12:57
Удивительная судьба. Суметь такое пережить не каждому дано...
 
 
+12 #1 Валерий Аст. 13.10.2010 23:50
Глыба человечище!!
Низкий поклон ему, сейчас таких очень не хватает!
 

Добавить комментарий

Комментарии от незарегистрированных читателей будут видны на сайте только ПОСЛЕ проверки модератором. Так что заниматься спамом и хулиганством бессмысленно.

Защитный код
Обновить