015.jpg
The Russian Battlefield
006.jpg
Главная Мемуары Олег Овсянников, командир стрелкового взвода
Сейчас 73 гостей онлайн


Яндекс цитирования

Олег Овсянников, командир стрелкового взвода

Печать
Автор: Олег Овсянников
Впервые опубликовано 21.03.2015 15:57
Последняя редакция 17.01.2016 19:25
Материал читали 12373 человек

 

14.04.43
д. Соболевка

Все произошло быстро и до нелепого просто. Утром пришел офицер из штаба полка, передал приказ о том, что батальон наступает на высоту и деревню, расположенную на той высоте и по ее юго-восточному склону. Нам та деревня была хорошо видна. Часть домов уцелела, но в основном торчали лишь печные трубы. Два ряда печных труб среди обгоревших ракит. Офицер вместе с командиром батальона, капитаном и нашим ротным прошли по траншее. Наша рота оказалась в центре наступления. Начали готовиться. Артподготовка была такой: около двадцати снарядов по фронту наступления нашей роты. Когда она закончилась, дядя Степан сказал:

- Нам, ребята, хана. Держитесь рядом, чтобы могли помочь друг другу, если кого-то ранит.

Артподготовка закончилась. Передали по цепи команду: "В атаку!" Я заранее прикрепил на ствол штык и сразу же выскочил из окопа. Перед атакой мы поправили лопатами специальные углубления в стенке траншеи. Они были уже сделаны до нас, но обвалились. Запомнил только, как ступил на этот приступок и выскочил в поле. Потом бежал вперед. Никакой цепи у нас не получилось. Бежали толпами и кричали. Я пробежал шагов двадцать и почувствовал, что меня сильно ударило по правому бедру, так что я упал и даже выронил винтовку. Боли не чувствовал. Но удар был сильным. Как будто наступил на палку, и меня ударило другим концом.

Рядом со мной лежит на соломе дядя Степан. Он рассказал все, как было. Его ранило легче, в руку, кость не задета. У меня вроде задета кость, но без перелома, по касательной. Повезло. Пулю вытащили. Рана ноет. У дяди Степана хорошее настроение. Говорит, что легко отделались. Ходит по сараю, где мы лежим, балагурит с санитарками и ухаживает за мной.

Самое большое несчастье - убит Петя. Он бежал рядом, немного отставал. Я всегда чувствовал, что он рядом. Так было не страшно. Убит командир взвода лейтенант Борисов. Убиты сержант Апанасенко и пулеметчик Прошкин.

Меня вытащили на плащ-палатке санитары. Дядя Степан дополз до своей траншеи сам.

За тесовой стеной слышится крик петухов и разговор женщин, которые служат при госпитале.

Двое в нашей палате, если сарай для хранения сена можно назвать палатой, умерли. Их погрузили на тележку и куда-то повезли. Дядя Степан сказал, что в саду отрыта яма и туда опускают умерших. Запахи. От запахов, которыми наполнен сарай, можно сойти с ума. Раненые стонут и бредят. Некоторые лежат уже больше недели, и их никуда не отправляют.

18.04.43
г. Калуга

Мне повезло. Отправили в тыловой госпиталь. Сделали операцию. Уже чувствую себя лучше. Чистая светлая палата. Хороший уход.

Написал письма маме и Наде. Петю убитым я не видел. Наде все написал со слов дяди Степана. Дядю Степана оставили в медсанбате. Вряд ли мы теперь с ним встретимся. Жаль. Как воспримет мое письмо Надя?

17.05.43
г. Калуга

Рана зажила. Меня выписали из госпиталя. Уже не хромаю. Только иногда, когда нагрузка на мышцу, чувствую какое-то натяжение. Спасибо врачам и медсестрам.
Вместо фронта меня направляют на армейские курсы младших лейтенантов.

Получил от мамы и от Нади по два письма. Надя просит сообщить подробности, в том числе, где Петя похоронен. Обещал узнать. Как это узнаешь? Попытался выяснить через лечащего врача. Он обещал помочь. Но меня уже отправляют в другой город.

18.05.43
пос. Лесхоз

Курсы младших лейтенантов находятся в небольшом поселке. Рядом железная дорога. Мы занимаем помещение какого-то цеха. Возможно, льнозавода.

Кормят неплохо, но все же хуже, чем на передовой.

Из фронтовиков в нашем взводе девять человек. После госпиталя только я и сержант Маклаков. Он старше меня на три года и пользуется во взводе таким же уважением, как и командир взвода лейтенант Горохов. Мы с Максаковым сразу подружились.

21.05.43
пос. Лесхоз

Поселок и прилегающая к нему местность находилась под оккупацией всего три или четыре месяца. Где-то здесь воевал дядя Степан. Потому что Медынь недалеко, в соседнем районе. Туда раз в неделю ходит машина за продовольствием и пиломатериалами. Поселок называется Лесхоз, а ни одной лесопилки не осталось. Все демонтировали и вывезли, отступая, немцы.

Ходим в наряд. Шесть постов, в том числе железнодорожная станция с двумя пакгаузами и железнодорожный мост в километре от поселка.

Занятия с утра до вечера. В том числе строевая подготовка. Полигон тут же, за поселком. К нему примыкает территория лесопилки. Иногда командир роты загоняет наши цепи туда, и мы скачем по обгорелым сараям, как зайцы.

На фронте затишье.

Володя Маклаков воюет с мая прошлого года. Исполняет обязанности командира взвода. Говорит, что пережил на фронте четверых лейтенантов.

- Взводные долго не воюют, - сказал он как-то между прочим, и мне это больно резануло по сердцу.

Вспомнился лейтенант Борисов. Атака была организована плохо. Теперь, изучая тактику стрелкового боя в составе отделения, взвода, роты, батальона, я прекрасно это понимаю. Средства усиления и поддержки должны быть достаточными для того, чтобы пехота шла не на пулеметы, а на подавленные огневые точки противника. Тогда значительно меньше потерь и лучше результат наступления.

Где похоронен Петя? Побывать бы на его могиле. Я сказал об этом Володе Маклакову. Он внимательно меня выслушал и сказал:

- Забудь.

Почему он это сказал? Душевная черствость? Или что-то имел в виду свое?

Дядя Степан рассказывал, что рота попала под минометный огонь, и самые большие потери понесла от осколков мин. Я этого не помню. Видимо, был ранен до минометного обстрела. Из бедра вытащили пулю. Я ее храню. Хотя зачем она мне? На войне нельзя отягощать себя лишними вещами. Так говорил дядя Степан. Солдат должен иметь самое необходимое. Хотя пуля, извлеченная из твоего тела, со следами деформации, не вещь. Да и места много не занимает. Ношу ее как талисман.

Самое обидное, что я даже не увидел врага, когда бежал через поле к деревне. Видел только вспышки и дымки выстрелов.

22.05.43
пос. Лесхоз

Занятия с утра до ночи. Ноги гудом гудят. Володя Маклаков говорит:

- Наслаждайтесь тем, что спите не в окопах. Говорит он мало. Во время оккупации погибла вся его семья: родители, две сестры и брат, а над невестой надругались полицейские из местных. Призывался он из Можайского района. Там жила его семья.
Стреляли из пистолета ТТ. Тульский Токарева - отличное оружие для ближнего боя. Я сразу полюбил его. Хотя отстрелялся неважно. Нужна тренировка. Но патронов дают мало. Все отправляется на фронт.

 



 
Оцените этот материал:
(18 голосов, среднее 4.89 из 5)

Комментарии 

 
+1 #1 Александр Владимирович 29.05.2015 12:25
Я плачу. Какие светлые мальчишки всегда гибнут на войне.
 

Добавить комментарий

Комментарии от незарегистрированных читателей будут видны на сайте только ПОСЛЕ проверки модератором. Так что заниматься спамом и хулиганством бессмысленно.

Защитный код
Обновить